Константин Муравьев - Враг за спиной 1 (СИ). Страница 2


О книге

— Но как такое может быть? — ошеломленно спросила Сара.

Ее же дочь задумчиво взглянула на Ароша.

— Он что, деградирует? — как предположение высказалась девушка.

— Нет, — покачал головой адмирал, — он делает все, что угодно, но только не деградирует.

И поглядел на женщину и ее дочь, Ценапи добавил.

— Как я и говорил ранее, с ним все не так просто.

После чего он задумался, а потом сказал.

— Этот молодой парень — уникум, — и бывший адмирал, а ныне глава научного отдела Департамента, пальцем постучал по лежащей перед ним карточке, — все, что тут написано, истинная правда. За одним маленьким исключением. — После чего профессор Ценапи вновь посмотрел сначала на Сару, а потом и на Нелию. — Это результаты единичного тестирования, — и заметив, что женщина хотела что-то сказать, он поднял руку, останавливая ее, и продолжил, — это результаты единичного тестирования, которые при любом повторном проведении всегда изменяются. Его интеллект…, - и Арош выделил нужную цифру, — …наша аппаратура не может точно измерить. И происходит это из-за того, что при каждом новом цикле тестирования это значение изменяется.

И варьируется это значение в мизерном диапазоне, оно прыгает без какой-либо видимой закономерности в пределах от четырех до тридцати двух единиц, это и есть, та его уникальная особенность, о которой я вам говорил.

И адмирал ненадолго замолчал, а потом негромко продолжил.

— Каков его настоящий интеллектуальный индекс, вам не скажет никто. Но он всегда будет меньше той самой максимальной величины, что мы уже зарегистрировали ранее. Это как раз то, что я мог бы рассказать вам о нем раньше…, - адмирал замолчал, а потом продолжил, — …но не сейчас. В данный момент я знаю о нем еще меньше. Теперь я четко понимаю то, что все это… — и он вновь постучал по пластиковой карточке, — …не более чем какие-то цифры, совершенно не соответствующие той действительности, с которой мы сейчас имеем дело. И самым важным из всего этого является то, что все мои знания, весь мой жизненный опыт, говорят о том, что этот парень совершенно не пригоден для жизни на территории Содружества. Только вот ему это почему-то абсолютно не мешает. И доказательство этому я видел уже множество раз, но самое убедительное я наблюдал буквально несколько часов назад. Большее я добавить вряд ли смогу. Все остальное, вы, как я понимаю, уже успели узнать и сами.

Сара и ее дочь сидела молча и обдумывали только что услышанное.

Они явно хотели узнать не это, но им сказали то единственное, что могли и в чем относительно были уверены. Неожиданно женщина перевела свой взгляд с Ароша на Грегора и обратно.

— Ладно, я поняла, что большего мне не добиться, — спокойно произнесла леди Сара, а потом, поглядев на свою о чем-то задумавшуюся дочь уточнила, — ответьте на мой последний вопрос.

Адмирал кивнул, подтверждая, что готов ее выслушать.

Женщина еще раз посмотрела на Нелию, а потом спросила.

— Он сможет позаботиться о ней?

И никому не требовалось объяснять, о ком сейчас говорит женщина.

— Да, — спокойно и уверенно ответил ей бывший адмирал, — и это единственное в чем я точно уверен.

— Спасибо, — негромко произнесла женщина, — это то единственное, что я и хотела у вас узнать.

И уже совершенно иным взглядом посмотрела на Ароша и главу Департамента по Исследованиям.

— Я буду рада стать вашим партнером, и, — она обернулась в сторону Лейлы, — можно ли принять мою дочь к вам на должность научного консультанта? Думаю, в ее квалификации сомневаться не приходится. Вы сами принимали у нее квалификационный экзамен

Профессор усмехнулся.

— Я не против, — ответил он, — только вот Дим лишь номинально является нашим служащим и чем он занимается сейчас, мы не имеем ни малейшего понятия.

— Ну, — улыбнулась ему в ответ Сара, — это все равно гораздо больше, чем сможем узнать мы. Особенно теперь.

— О чем ты? — посмотрел на нее бывший адмирал.

— Как о чем? — Удивилась женщина, — А разве это не вы подчистили всю информацию о вашем парне. Теперь о нем нет ничего, кроме того, кем и где он работает.

— Странно, — пробормотал Арош себе по нос, — мы об этом не знали, — и, взглянув в глаза Саре, а потом и Нелии, добавил, — но это точно не мы.

И немного помолчав, очень уж странно закончил.

— Создается такое впечатление, что теперь мы будем знать о нем еще меньше.

— Да, — согласилась с ним Сара, — именно поэтому я хочу, чтобы Нелия работала у вас.

— Я понял, — кивнул адмирал и, посмотрев на Грегора, усмехнувшись, сказал, обращаясь к девушке, — добро пожаловать. Завтра твой первый рабочий день. Ждем тебя к девяти. Куда приходить, ты знаешь. Мы к тому времени подготовим все документы и допуски.

— Спасибо, — негромко ответила Нелия, — я буду у вас.


Второй нижний уровень от центрального горизонта. Здание посольства Империи Галанте. Полночь.

— Полковник, — раздался стук в двери кабинета Кларуса.

О привычках хозяина этого кабинета было хорошо известно многим его подчиненным.

И именно поэтому молодой лейтенант побеспокоил сидящего за столом крупного и крепкого аграфа в столь поздний час.

— Полковник, — еще раз обратился лейтенант к Кларусу, войдя внутрь, — мы зарегистрировали еще один энергетический выброс, на который вы перенастроили стационарный пеленгатор.

— Степень совпадения? — быстро подобрался крупный аграф, больше похожий по своему строению на человека, чем на представителя своей расы.

— Восемьдесят девять процентов, есть небольшие странные отклонения, которые мы не смогли идентифицировать и расшифровать, — докладывал ему все тот же лейтенант, — и эти отклонения совершенно не совпадают с ранее предоставленным вами эталонным замером. Хотя по основным параметрам получено практически полное совпадение.

— Я понял, — задумавшись над чем-то, ответил Кларус и, обратив свое внимание на все еще находящегося тут молодого аграфа, спросил, — где запись зарегистрированного выброса?

— Вот, — и лейтенант протягивает инфо-кристалл, — мы знали, что вы заинтересуетесь, потому тут так же сохранены логи всего фиксирующего и регистрирующего оборудования.

— Хорошо, спасибо, — ответил полковник и взял протянутый инфо-кристалл в свои руки, — можешь быть свободен.

Молодой аграф наклонил голову и, развернувшись, покинул кабинет.

Сам же полковник остался тут.

— Ну и что это за странные отклонения, про которые он мне рассказал? — пробормотал Кларус себе под нос.

После чего вставил инфо-кристалл в считыватель персонального искина.

— Хм, — проглядев выведенные результаты, задумчиво произнес он, — опять эманация смерти. И опять кого-то из ночных. Только вот это уже наверняка не младший. И, отсюда возникает вопрос, кто?

Других параметров «детей ночи», этих древних врагов, в которых уже практически никто не верит, но на следы существования которых он уже вот дважды наткнулся за прошедшие два дня.

Но, ему точно было известно, что у этих порождений ночи и тьмы была какая-то своя внутренняя кастовая система.

И в том, что это погиб кто-то из них, аграф совершенно не сомневался. Только вот получалось, что погибший «вампир», так «детей ночи» именовали аграфы в древности, был более высокого класса, чем ранее обнаруженный младший.

— Старик был прав, — наконец, пробормотал полковник, — они существуют. Но, похоже, не только мы знаем о них. Судя по всему, кто-то здесь ведет планомерную войну против этих существ. И этот кто-то находится здесь, на станции.

«Хотя странно», задумался он, «первые признаки присутствия вампиров были обнаружены на планете».

И остекленевший взгляд Кларуса уставился в стену.

«Тарк, о чем это я? Не следы присутствия, а следы смерти», и аграф слегка хлопнул себя по лбу, «А вот выследить этого младшего, вполне могли и отсюда».

После этого он вновь стал просматривать полученные данные. Выброс энергии был относительно недалеко. Даже больше. Его запеленговали где-то на этом уровне. Но в том-то и дело, что из-за неточной настройки, именно на данный тип энергии, точного места выброса локализовать не удалось.

— Но это где-то тут, близко, — прошептал аграф и, поднявшись, встал из-за стола и вышел из кабинета.

Ему нужно было переговорить со своим братом.


Пять минут спустя. Кабинет посла.

— Они, и правда, где-то здесь, — даже без предисловия, только войдя в кабинет посла и, по совместительству, своего младшего брата, сказал Кларус.

Его собеседнику даже не потребовалось объяснять, о ком сейчас идет речь.

— Значит, старик все-таки, как в общем-то и всегда, оказался прав.

— Да, — согласился с ним полковник, — мы уже дважды обнаружили следы их присутствия.

Перейти на страницу: