Дуглас Норт - Насилие и социальные порядки


О книге

Институциональные исследования как будущее социальных наук


В качестве анекдота Дуглас Норт любит рассказывать историю о конференции 1990-х гг. по проблемам реформирования российской экономики. В ней участвовало много именитых американских профессоров, предлагалось много практических рецептов. Один выступающий полагал, что главное — осуществить приватизацию, тогда ценовой механизм и «невидимая рука рынка» подтолкнут развитие в правильном направлении. Другой экономист подчеркивал важность либерализации внешней торговли. Третий — ключевую роль отводил компьютеризации и техническому перевооружению, которые проведут всю нужную работу за человека. После выступал Норт и выразил скепсис: «Главное — не слушайте американских экономистов, поскольку они совершенно не знают тех конкретных институтов, которые сложились в российской экономике…»

Правда этой истории в том, что подход и работы Норта сильно отличаются от произведений других экономистов. Его работы последних лет стоят особняком и, по всей видимости, открывают новый этап в развитии социальных наук. Желание постичь причины социально-экономических и политических изменений заставили обратиться к политологии, антропологии, истории, социологии, когнитивным наукам. Расширение предмета исследования до институционального устройства экономики, политики и социума в динамике давно уже поставило вопрос о создании новой теории, нового знания в социальных науках. Идейный вклад Норта легко выразить кратко: «Институты имеют значение». В этой связи большой интерес представляет последняя совместная книга

Д.Норта и более молодых, но не менее уважаемых соавторов — политолога Барри Вайнгаста и историка Джона Уоллиса. Книга посвящена концептуальной интерпретации всей истории человечества через призму решения проблемы насилия в различных социальных порядках, отличающихся системами убеждений, типом организаций, политическими и экономическими институтами.

Коротко о книге

В центр общественного устройства авторы ставят проблему насилия. Фактически речь идет о выборе — «забрать или создать», «принудить или произвести». Две революции в истории имели решающее значение для появления принципиально отличных типов социального порядка. Неолитическая революция около десяти тысяч лет назад позволила создать сельское хозяйство и сформировать первые государства, которые обеспечили порядок. Естественное государство, или порядок ограниченного доступа, — самый распространенный в истории тип общественного устройства — строится на ограничении доступа к экономическим и политическим ресурсам. Благодаря привилегиям и особым правам отдельные организации и группы элит извлекают ренту. Превалируют личные отношения, порядок в целом не отличается стабильностью и постоянством, в долгосрочном плане не способствует экономическому росту. Внутри естественного государства выделяется типология хрупкого, базисного и зрелого.

Индустриальная и социальная революция, которая впервые проявила себя в Англии XVII–XVIII вв., позволяет появиться социальному порядку открытого доступа, когда все больше действуют анонимные силы рынка. В этом порядке доступ к основным политическим и экономическим ресурсам является равным и открытым. Атрибутами такого порядка становятся акционерные общества, множество независимых от государства организаций, верховенство закона, надежная система правовых гарантий и свобод. Более 20 развитых стран смогли поддержать развитие такого порядка. Авторы выделяют три предварительных условия, необходимых для перехода к порядку открытого доступа, который в разной степени совершили развитые страны: подчинение элиты верховенству закона, или равенство всех перед законом, существование бессрочных (постоянных) организаций, которые не зависят ни от государства, ни от конкретных личностей, и, наконец, консолидированный контроль над вооруженными силами и технологиями разрушения и насилия, что предотвращает саморазрушение и деградацию такого порядка.

Структурно книга состоит из семи глав. В первой главе описываются общая логика книги, основные концепции и в тезисном виде разворачивается основная аргументация. Вторая и третья главы посвящены основным характеристикам и типологии общественного устройства, которое условно определяется в книге как естественное государство, или порядок ограниченного доступа. Теоретическое описание порядка открытого доступа разворачивается в четвертой главе. Пятая и шестая главы посвящены концептуальному и историческому выяснению условий и возможностей перехода от одной системы общественного устройства к другой. Наконец, седьмая глава призвана наметить новую повестку дня в социальных науках. Так вкратце выглядит основной каркас книги и те наиболее важные вопросы, которые в ней затрагиваются. Для лучшего понимания идей и их места в современном экономическом знании остановимся подробнее на интеллектуальном портрете авторов, наиболее важных вопросах книги, возможной значимости концепции для анализа институциональных изменений в России и, наконец, обсуждении будущего социальных наук.

Интеллектуальный портрет Норта

В ноябре 2010 г. Дугласу Норту исполнилось 90 лет. Долголетие у экономистов, занимающихся институциональными исследованиями, — не редкость. Рональду Коузу уже 100. За последние пять лет это вторая книга Д. Норта. Предыдущая книга, 2005 г., «Понимание процесса экономических изменений» уже вышла в русском переводе. Интеллектуальная биография Д. Норта важна, поскольку позволяет увидеть постепенное развитие его идей. В реконструкции этого пути нам помогут трактаты и автобиография [1]. Норт никогда не находился на одном месте. С детства он часто менял места проживания вслед за назначениями его отца — служащего страховой компании. Согласно представлениям матери, в 1929–1930 гг. для расширения культурного кругозора семья проживала в швейцарской Лозанне. В юношеские годы у Норта два увлечения: фотография и марксизм. В какой-то момент выбор встал именно между фотографией и экономикой. Увлечение марксизмом не прошло даром. Норт признавался, что всю жизнь отвечал на вопросы Маркса о причине социальных изменений. Более широкий политэкономический взгляд на многие вопросы — тоже в известной степени наследие Маркса. Война прервала учебу, в этот период Норт пошел служить в морской торговый флот, по стечению обстоятельств его путь лежал не в Мурманск, а в Австралию, что спасло ему жизнь. Так случилось, что преподаватели Норта в Беркли увлекались больше историей экономической мысли и экономической историей, чем инструментами неоклассической теории, поэтому эти инструменты он освоил за три года игры в шахматы с Доном Гордоном. Важный период для Норта — это изучение экономического роста в США 1790–1860 гг. Первый этап деятельности Норта как ученого — это работав Национальном бюро экономических исследований, участие в движении клиометристов. По существу, речь шла о новой экономической истории, когда прошлое реинтерпретировалось на основании методов экономической теории и эконометрики. Музу истории

Перейти на страницу: