Джоанна Линдсей - Грозовая любовь


О книге

Джоанна Линдсей


Грозовая любовь

Глава 1


Увидев свое отражение в большом овальном зеркале над камином, Саманта внезапно остановилась. Зеркало было так близко, что Саманта не видела себя в полный рост. Ее большие, цвета изумруда глаза заблестели, хотя она и не могла оценить, сколь привлекательно выглядит в элегантном платье из темно-зеленой тафты, отделанной черным бархатом. Ее волосы, час назад тщательно причесанные, теперь были в полном беспорядке от стремительной ходьбы. Выбившиеся пряди опускались до самой талии.

Стиснув зубы, Саманта металась по большому гостиничному номеру, который делила со своей подругой Джанет Элстон. Даже если бы Джанет была дома, Саманта не смогла бы скрыть гнев, хотя обычно сдерживала темперамент в присутствии маленькой блондинки. Но сейчас она была в ярости. Просто в ярости.

Гнев ее приутих, когда она, остановившись перед зеркалом, стала пристально себя рассматривать.

— Теперь-то, Саманта Блэкстоун Кингсли, ты понимаешь, что натворила? — прошипела она отражению. — Ты опять позволяешь себя унижать. Полюбуйся на себя! Estupida! — Она часто употребляла крепкие испанские выражения, поскольку по-испански говорила так же хорошо, как по-английски.

Саманта ожесточенно пригладила волосы, больше не обращая внимания на свой вид. Во всяком случае, зеленая шляпа скроет прическу. Она наденет ее перед уходом, если, конечно, теперь пойдет с Эдриеном в ресторан.

Она прождала целый час! В желудке заурчало, и это усилило ее ярость. Зачем она сказала Джанет, что дождется ее брата? Ей следовало бы уйти вместе с Джанет. Но Саманте так хотелось остаться вдвоем с Эдриеном, ведь объясниться можно только наедине. Опоздание Эдриена взбесило Саманту.

Упустить такую возможность из-за привычки опаздывать! Если он все-таки придет, пусть это безрассудно, но ему придется выслушать все, что она думает о нем. Что-то нервы совсем разошлись!

Почему она влюбилась в Эдриена? Утонченный, привлекательный, нет, просто красивый. Не слишком высокий, мускулистый и такой мужественно серьезный.

Он будет ее мужем. Пока Эдриен этого не знает. А Саманта поняла это два года тому назад, когда встретила Эдриена и решила, что он создан для нее. Саманта всегда добивалась в жизни желаемого. С тех пор как десять лет тому назад (тогда ей было девять) она переехала жить к отцу, она все делала по-своему. Теперь Саманта захотела получить Эдриена. Она получит его любым способом, если, конечно, не отпугнет сегодня.

Нужно успокоиться, потому что нельзя позволить себе излить гнев на Эдриена. Этого он просто не перенесет. Она должна выглядеть настоящей леди. С тех пор, как Джанет призналась, что брат не переносит душевных волнений, Саманта никогда не повышала голос в его присутствии. А это, надо сказать, блестящее достижение при ее темпераменте.

Учитель называл ее эгоисткой, волевой и целеустремленной. Он не знал, что Саманте пришлось испытать в течение первых десяти лет ее жизни, проведенных с бабушкой в Англии, и не понимал, что, раз испытав свободу, она не может поступиться ею. Вряд ли ей удастся забыть жестокость тех девяти лет. Именно тогда в ней родилась решимость делать только то, что хочется. И если иногда она приходит в ярость, то что из этого? Она раз и навсегда выбрала свой путь.

Мария, экономка семьи Кингсли, любившая одинаково и Саманту и ее мать, была более добра, чем учитель. Мария называла ее pequena zorra — лисичка.

Ты хитра как 1а zorra. Мария закипала сразу же, как только видела блеск в глазах Саманты. И однажды она заявила:

— Ты достаточно умна, чтобы командовать отцом, но когда-нибудь ты встретишь мужчину, который не подчинится тебе. Что ты тогда будешь делать, nina? Но Саманта с чувством превосходства отвечала:

— Мне не нужен непокорный мужчина. Я не собираюсь терять свободу.

Это было… Когда же это было? Около трех лет тому назад. Незадолго до того, как она уехала на Восток, чтобы закончить школу. Но так Саманта думала всегда. И она сумеет управлять Эдриеном, она уверена. Уверена до такой степени, что готова выйти за него замуж.

Пока он не знает об этом плане и едва ли вообще думает о ней. Это задевало ее тщеславие. Судьба наградила Саманту красотой, которой прежде она не придавала значения. Теперь же, несмотря на все усилия и старания подчеркнуть то, чем одарила ее природа, Эдриен не обращает на нее внимания. Красота ее была почти классического типа — волосы прекрасного рыжеватого оттенка и глаза цвета изумруда. Прекрасная, стройная фигура. И еще много того, что требовало внимательного рассмотрения. Но разве Эдриен видит это? Кажется, он смотрит сквозь нее. С ума можно сойти!

Желудок Саманты издал просто неприличное урчание, нарушив ее мысли. Она взглянула в зеркало еще раз и затем внезапно, повинуясь порыву, выдернула все шпильки, позволив своим прекрасным рыжим волосам рассыпаться по плечам немыслимыми волнами.

Что должно быть, то случилось, сказала она себе раздраженно, в душе досадуя на свой гнев. Теперь я не смогу пойти, даже если ты, Эдриен, все-таки придешь.

Слишком поздно, подумала Саманта уязвленно. Со своим спокойствием, медлительностью, если не сказать заторможенностью, ему просто не понять ее душевного состояния. И вообще, может, не появляться совсем. Время ленча давно прошло. Ожидает ли еще их Джанет вместе с болтливой вдовой, с которой они познакомились в тряском дилижансе по дороге от Чейна до Денвера? Мисс Бейн взяла на себя обязанности престарелой тетушки, сопровождающей юных барышень на бал. А может быть, Эдриен пойдет прямо в ресторан? Или просто забыл о своем приглашении?

— Черт побери, — сказала она негромко. Она была одна, и никто не был шокирован нарушением этикета. — Если бы я не любила, я бы просто его убила.

Стук в дверь поразил Саманту. Ее глаза сузились, затем расширились от раздражения, когда она вспомнила, что сделала с волосами. Почему сожалеешь после того, как совершаешь необдуманные поступки? Почему он не пришел пятью минутами раньше?

— Уходите, Эдриен, — сдержанно сказала Саманта. — Я раздумала идти на ленч. — Будет ли он разочарован?

Стук в дверь повторился, и она нахмурилась, направляясь к двери.

— Разве вы не слышали?

— Да, я слышу, мисс Кингсли, но почему вы мне не открываете?

Саманта остановилась. Это был не Эдриен. Голос был, кажется, знаком. Это был… Да, это был Том. Она не знала его фамилии. Этого человека, резкие черты лица которого отличались мужественной красотой, они встретили на почтовой станции по приезде в Денвер. Он оказывал ей постоянное и назойливое внимание и был дурно воспитан. К тому же, был невежествен и следовал за ней повсюду, как бы не замечая, что безразличен ей.

Перейти на страницу: