Морозов. Книга 2 - Гоблин MeXXanik


О книге

Морозов книга 2

Глава 1 Новые заботы

Прошло несколько дней с тех пор, как мы с Синодом подписали договор.

В самое первое утро я застал в гостиной семейного особняка прелюбопытную картину. Меня ожидала пара девушек в серых рабочих костюмах, напоминающих поварскую форму, и странных передниках. При виде меня они заулыбались и та, что была повыше, с короткими красными волосами и хитрым взглядом, всплеснула руками.

— Княжич, мы вас заждались.

— Неужели? — с сомнением уточнил я.

— Сейчас подготовим вас к съемкам, и…

— Что?

Не успел я опомниться, как оказался сидящим на раскладном стуле, поверх футболки была наброшена пелерина, а девица принялась расчесывать мои волосы частой щеткой.

— Густые, — с одобрением протянула она. — Жалко будет срезать, если решат сделать короткую прическу.

— Зачем срезать? — не понял я. — Что происходит?

— Для первой фотосессии и ролика нам надо привести ваши волосы в приемлемый вид.

— А сейчас они в каком?

— В беспорядке, — возразила незнакомка и ощерилась в хищной усмешке. — Меня зовут Тоня. И я буду снимать вас для сетей. Фото и видео.

— Вот чего мне не хватало в жизни.

Мой сарказм понят не был, и девушка продолжила улыбаться.

— Когда вам разработают образ, то займемся вами всерьез. Но сейчас надо навести лоск.

— Не стоит.

— Отчего же?

— Я собирался пойти на тренировку, — мягко пояснил я.

— Значит, надо волосы зачесать набок. Какая у вас сторона рабочая?

Она ухватила меня за подбородок и повернула голову сначала влево, а потом вправо.

— Нос не ломали? — продолжила допрос девушка. — Зубы не выбиты? Шрамы…

— Стоп, — я поднял руки, пытаясь снять с себя накидку. — Мне надо размяться, потом перекусить, а затем мы обсудим…

— Я бы добавила небольшую отметину на скуле, — невозмутимо заявила вторая девица, которая поставила передо мной кольцевую лампу.

— Да что происходит? — я угрожающе нахмурился, сорвав с себя ткань.

— Отличное выражение, — восхитилась Тоня, вынимая из кофра фотоаппарат. — Зафиксируйте его. На тренировке обязательно сводите брови именно так. А покажите кривую ухмылку?

— Что?

Меня ослепила вспышка.

— Покажите презрение…

Я покачал головой, понимая, что бороться с дамами бесполезно. Тут помощница активной девицы раскрыла чемоданчик, из которого ловко вынула коробочки с косметикой и пенал с кисточками.

— Красить себя не дам, — заявил я решительно, недобро посмотрев на замершую девушку.

— Какой у вас взгляд, — промурчала Тоня. — Давайте исподлобья… Вот так…

— Вы меня услышали?

— Да, княжич, — девушка не убрала технику, продолжая щелкать затвором. — Я предпочитаю работать с чистой кожей, если она в хорошем состоянии. Сейчас мне нужно поймать ваши эмоции, чтобы потом решить, что делать дальше.

— Дальше? — насторожился я.

— Вы очень фотогеничны, — Тоня выглядела восхищенной. — Разозлитесь…

— Сейчас я попрошу выгнать тебя из дома и не впускать больше, — холодно процедил я и встал на ноги.

— Что?

Девица наконец опустила камеру и удивленно уставилась на меня.

— Если хочешь остаться — отвечай на мои вопросы и не строй из себя диву.

Кажется, мне удалось завладеть вниманием гостьи. Она поджала губы, метнула недовольный взгляд на притихшую помощницу и приказала ей:

— Сходи на кухню и принеси мне кофе.

— Нет, — остановил я дернувшуюся было прочь девицу. — Попроси приготовить нам завтрак и чай. И пусть принесут его на веранду через час. А сама перекуси чего-нибудь. Нам с твоей начальницей надо пообщаться наедине.

Девушка не сдвинулась с места, пока Тоня не кивнула, разрешая следовать моим инструкциям.

— Со мной так никто не разговаривает, — отчеканила она, когда мы остались одни.

— Порой что-то случается в первый раз, — я пожал плечами. — Особенно когда ты перестаешь видеть берега.

— Что?

Я понял, что эта фраза здесь не самая популярная, и пояснил:

— Не стоит вести себя со мной как с манекеном. Иначе я настойчиво попрошу другого фотографа.

— Я лучшая, — заносчиво заявила она, вскинув подбородок.

— А ты останешься ею, когда твои работодатели узнают, что с тобой отказался работать новый клиент?

— Вы не единственный, — она дернула себя за удлиненную красную прядь волос над виском

— Как скажешь. Выход найдешь сама. И свою помощницу с кухни не забудь забрать.

С этими словами я направился к задней двери, ведущей на тренировочную площадку.

— Давайте не будем горячиться, — раздалось за моей спиной.

— Я не владею огнем, Тоня. Я темный ведьмак и не стану подавать тебе лапу как домашний пес.

Девушка поплелась за мной, что я отчетливо увидел в отражении стеклянной двери.

— Не хотела вас обидеть, — немного капризно протянула она.

— Какие обиды, — отмахнулся я. — Мне всего лишь нужно, чтобы меня слышали. Тебе бы наверняка не понравилось, если твои вопросы игнорировали.

— Я просто делаю свою работу. И в ней я лучшая.

— Так делай, — не стал возражать я. — Но тебе же будет легче, если ты не будешь меня раздражать при этом. Согласись, так ведь будет продуктивнее.

— Может, начнем сначала? — она поравнялась со мной и заглянула в глаза и, уже не скрывая заискивающих нот в голосе, добавила, — Мне очень неловко, что так вышло.

Я понимал, что она играет в раскаяние и вовсе не испытывает данного чувства. Но мне это было и не нужно. Достаточно того, что она сменила тактику.

— Зачем тебе мои снимки, сделанные в такой небрежной манере?

— Они не для публикации, — девушка кивнула. — Эти фото определят, как вам лучше вести себя во время спонтанной фотосессии, чтобы выглядеть хорошо.

— Спонтанной?

— Вас будут снимать на улицах, в моменты, когда вы не будете к этому готовы. Группа просмотрит мои работы и определит, какая у вас рабочая сторона.

— И с какой стороны на скулу мне стоит нанести отметину? — вспомнил предложение ее помощницы.

— Это не моя блажь, — Тоня развела руками. — Я всего лишь сделаю фотографии, сниму пару роликов для начала. И если все будет хорошо, то я буду и дальше работать с вами.

Тоня поняла, что сболтнула лишнее и поджала губы. Я лишь кивнул. И так было ясно, что от нашего сотрудничества зависела ее карьера. Иначе она давно бы покинула дом Морозовых.

— Давай работать, — я легко хлопнул ее по плечу. — Если тебе надо будет сменить ракурс — дай знать.

С этими словами я вышел в середину площадки и принялся разогревать мышцы. Тоня щелкала затвором фотоаппарата, время от времени прося меня повторить какое-нибудь движение.

— Если вам несложно, Михаил Владимирович, — добавляла она почти каждый раз.

Когда мы закончили, завтрак основательно остыл. Федор недовольно покосился на Тоню и

Перейти на страницу: