Мамченко Мамченко - Слово рыцаря тьмы


О книге

Слово рыцаря тьмы

— Отче, я грешен. Я проклят вечно скитаться во тьме, приходить на зов чернокнижников и творить зло по их слову!

— Нет греха, который не может быть искуплен искренне раскаявшимся человеком.

— Но я не человек, я демон!

— Конечно, сын мой. Хочешь, дам тебе телефон хорошего психиатра?

Имена собеседников остались неизвестными из-за тайны исповеди

1. Земная обитель

— Тишина, юные падаваны! Сегодняшние занятия сокращены. Все приглашены на празднование юбилея мастера-наставника!

— Облом! А я как раз сегодня собирался надрать задницу этому…

— Анакин, сколько раз повторять, грубые слова и угрозы — прямой путь к тёмной стороне! И, слушайте все — никаких дурацких традиций с тасканием за уши, и вообще ни слова об ушах! У мастера Йоды очень неприятные воспоминания на этот счёт…

В далёкой-далёкой академии

- -

Запомните! Если вы заверяете договор с демоном у нотариуса, вам придётся отразить все доходы от сделки в налоговой декларации. От бюрократов вас не спасут все силы бездны.

Самоучитель начинающего демонолога

Если каждый год — это веха, подведение итогов и планы на будущее, то можно сказать, что день рождения у Димки начался досрочно.

Сначала был сон. Пожалуй, даже не кошмар, просто очень яркое и насыщенное сновидение, которое он с огромным удовольствием пересказал утром родителям.

Отец воспринял всё правильно. Похвалил наследника за бурную фантазию, но посоветовал не слишком увлекаться фантастикой, чтобы мир воображаемый не мешал жить в реальном. А вот реакция матери… Озадачила.

С матерью случилась самая настоящая истерика. Она ухватила и прижимала его, как будто сын собирался помереть через пару дней, в голос выла и проклинала каких-то там пращуров. Затем принялась перерывать какие-то газетные вырезки, записи в блокноте, обзванивать подруг, выясняя что-то по поводу колдунов и ведунов, способных снимать проклятья. Это мать-то, кандидат наук и прирождённый скептик, презиравшая всяких шарлатанов и гадалок, и демонстративно игнорирующая гороскопы в женских журналах.

После того, как отец почти насильно напоил её валерьянкой, им удалось выяснить причины такой реакции. По словам матери, когда-то очень давно кто-то из её предков занимался магией и исполнил какой-то непоправимый ритуал. С тех пор все его потомки мужского пола, подходящие по определённым параметрам, начинали видеть сон про этот самый ритуал, а через некоторое время исчезали бесследно. В семье матери об этом знали все, но так как подобного ни с ближними, ни с дальними родственниками не происходило уже больше сотни лет, считалось, что древняя вина искуплена, и проклятье выдохлось. Те не менее, традиция предписывала всем в семье знать краткое содержание сна и уметь определять тот самый признак, который делает жертвой проклятья входящего в зрелый возраст мужчину.

Не сговариваясь, решили устроить проверку на вшивость — а точнее, на этот самый признак. Мать что-то долго размешивала, соединяя в металлической миске самые неожиданные ингредиенты. Когда ошалевший Димка твёрдо решил для себя, что пить эту гадость не станет ни за что, выяснилось, что пить совсем не требуется. Просто протянуть руку над вонючим бурым месивом и подождать. Результат был довольно неожиданным — дрянь в миске вскипела — а затем занялась тусклым коптящим пламенем, которое не могли потушить, пока вещество не прогорело.

На этот раз истерии поддался и отец, утверждавший, что камень проще поддастся самовозгоранию, чем приготовленная матерью смесь. Ну а когда предок принялся рассказывать о народном целителе, о котором слышал от соработников — снимателе порчи и прочих материальных ценностей, Дмитрий просто смылся в школу, хотя до первого урока было ещё больше часа.

Сон возвращался каждую ночь, всё такой же яркий и тревожный. Вскоре Дмитрий мог уверенно провести тот роковой ритуал, не ошибаясь ни словом, ни жестом. Мог дословно пересказать каждое слово, произнесённое на давно забытом диалекте, от которого в современном языке сохранилось только несколько слов. Если бы пожелал, конечно. И так проблем немало.

Видения минувшего, сцены непрошеной родовой памяти раз за разом вставали перед ним:

… Он был очень молод тогда, его далёкий предок, вряд ли намного старше самого Димки. Борода — непременная принадлежность волхва, упрямо не желала расти, а ритуальный балахон, надетый лишь в третий раз, вновь оказался слегка мал, хоть и был пошит лишь год назад.

Не было уверенности, с которой разумный волхв берётся за ритуал, не хватало ни опыта, ни знаний, но главное — не стоял рядом всезнающий учитель, готовый подсказать и помочь. Старый волхв умер месяц назад, не успев передать ученику и десятой доли своих необъятных знаний. При других обстоятельствах было бы разумно отыскать нового учителя, пройти отречение и служение, но на это требуется время, а покровитель его, князь Симерий, требовал результатов прямо сейчас — его угораздило ввязаться в ссору с гораздо более сильным княжеством.

Симерий не понимал, что между его старым волхвом и учеником лежит пропасть сил, знаний и опыта, и мальчишке не под силу обратить в безобидных птах дружину грозного Визеслава или пролить у него на пути облако удушающего тумана. Не свернут в сторону по слову молодого волхва лесные тропы и не пойдут в бой деревья. Был лишь один шанс спасти родное княжество и светлый град Серендань (Дмитрий навёл справки — если когда-то и было такое княжество, то сгинуло без следа) — призвать сущность иного мира.

Молодой волхв отлично знал, сколь опасен такой ритуал — никому не нравится, когда вдруг его вызывают без всякого предупреждения и заставляют решать чужие проблемы. Если призывающий совершает малейшую ошибку, призванное существо не преминёт воспользоваться ею. Обычно для волхва это заканчивается плохо, поскольку практически всегда призываемый могущественнее призывающего, иначе б и нужды в нём не было. В лучшем случае вызванное существо всё же исполняет предназначенную ему роль, но при этом заставляет заплатить непомерную цену. По слухам, одной из самых непреходящих ценностей в любом мире является жизненная суть, а в просторечии — душа, именно ею и приходится расплачиваться.

Временами волхву хотелось просто исчезнуть, бросив задиристого князя на произвол судьбы. Но горек хлеб изгнанника, даже для одиночки. А у него ещё и молодая жена на сносях. И родичи в деревне. И всё маленькое лесное княжество, ожидающее чуда от ученика Дреслава. Куда деваться юному мужу, не владеющему ни мечом, ни ремеслом, вкусившему лишь крохи плодов с древа мудрости. Не поможет и не спасёт несовершенное искусство.

Перейти на страницу: